Сопромат

02/11/2013 0 18

Мэри — в Австрии, Джо — в Австралии, я — в астрале.
Так меня ещё не расстраивали. В блоге — тролли, в голове — трели.
Ночью подрываюсь ошпаренно, будто на магистрали
И вмерзаю в поверхность кровати, как на расстреле.
Как же тебе нравится с ними веселиться, никем не став им,
Всяческие предательства и пороки сплеча простив им,
Стариться, спиваться и угощать их отборным стаффом,
Потеряв кого-то из них — реветь на крыльце мастифом,
Прятать взгляд под стёклами, сердце львиное выжимая…
А вот это я — тёплая, невинная и живая.
Разлеталась атомами, брызгами гранатовыми, словно под автоматом,
Когда смотрел на меня ни Брутом, ни братом и не удивлялся моим стигматам.
И теперь всем твоим — бродить по миру лишь, опьяняться, ругаться матом,
А мою душу больше не деформируешь, сколько не рассчитывай сопроматом.
Этих — боль растворяет в себе, и они в ней стоят по пояс,
Тем — на лицах рисует свою хронологию, словно повесть,
А во мне — образует спидометры, и все стрелки летят на полюс.
Я не свет в конце тоннеля больше. Я — поезд.

Диме

08/09/2013 0 19

Верни в мои лёгкие свой сигаретный дым.
В мой календарь — через год свои двадцать один.
Давай, ты уйдёшь, — и навечно останешься молодым,
Не постареешь даже на день, Дим.
И будет мой путь — тернист, а твой — неисповедим.
И время не тронет тебя ни концом, ни краем,
Земля тебе будет пухом, а небо — раем.
Пока мы здесь месим, бесимся и играем,
Друг друга едим
И пытаемся быть похожими на людей…
Ты просто придёшь и спросишь: Why are you crying?
И подпоёшь: Such a lonely day…

Джаз, сердце и тишина

24/06/2013 0 20

Враг мой, чувственный, спелый, пряный и молодой,
Не читай моих басен, не слушай песен, не занимай себя ерундой.
Ты теперь прекрасен и независим.
В топке догорают остатки писем…
Твоё тело в памяти стало лисьим,
Слова – водой.
А ещё недавно ты был и праздник, и добрый вестник, и абсолют…
Страсти рвут на части, когда ты весь в них. В голосе – опаска, в глазах – салют.
Ты теперь изменник, но не терзайся.
Я уже не ангел, я – соус сальса.
Если я – один из твоих двух зайцев –
Пускай сольют.
Солью ли ты мажешь былые раны? Глушишь ли отвары из горьких трав?
Выстроишь ли в душу такой охраны, чтобы не признаться, что был не прав?
Впрочем, мне теперь ничего не нужно.
Всякое предательство – безоружно.
Понимать, что всё далеко и чуждо –
Мой главный драйв.
Славно оказаться тебе случайной: не играть ни девочку, ни жену,
И не помнить дома, кино и чайной, и вранья, что любишь меня одну.
Кто во лжи над пропастью – лишь от герца
Из моей любви улетает в скерцо.
Не читай меня. Слушай джаз и сердце…
И тишину.

Письмо к ней

23/06/2013 1 20

Что ты знаешь о расстоянии? У меня вместо рёбер — рельсы.
Я истошно давлюсь молчанием и его отправляю в рейсы.
А в груди моей сталь звенящая, да ворочающийся гравий.
Я — любившая, извинявшая, но глядящая с фотографий.
Что ты знаешь о расставании? У меня вместо глаз – бойницы.
Небесами обетованными светят окна любой больницы.
Я со льдом набираю ванну и, цепенея, лежу часами.
Голова моя деревянная бьёт сабвуферными басами.
Что ты знаешь об этом городе? Говорил: Золотые дали?
Мы хрипели друг другу в вороты и, прощаясь, почти рыдали.
На рассвете бродили скверами и во всем находили юмор.
Здесь он стал моим счастьем, верою, а теперь будто взял и умер.
Здесь перроны всегда туманные, если стать провожатым в зиму.
Поцелую его, румяного, и бессильно глаза разину.
Снег кружился и падал крошевом, фразы делались всё короче.
Я махала рукой продрогшею, пока поезд не скрылся в ночи…
Это даже и не предательство… Это сразу кровать и кома.
Что тут лучше, чем невмешательство? Позвонит – никого нет дома.
А теперь обними, взъерошь его, посмотри на него толково.
Я надеюсь, что ты – хорошая. В этом нет ничего плохого.