Трибьют

06/03/2013 0 16

Это лучшее чувство, знаешь, когда плевать,
С кем он делит отныне едево и кровать,
С кем ему теперь возрастать или убывать,
Главное — себя им не убивать.
Ты не сделала ни одной из своих вендетт,
Стала слушать симфоник-блэк и мелодик-дэт.
Он придёт ко всему один и едва одет,
И поймёт, что ты ему не адепт.
Он припомнит, как ты слетала со всех орбит,
И как в сердце брейкдаун тут же сменял бласт-бит,
Как ты знала, во что он верит, о чём скорбит,
И попала пешкой в его гамбит.
А теперь наконец-то видишь, отстроив Рим,
Что предатели плачут, бросив любой мейнстрим,
Подрываясь с брутального гроула на адский скрим,
Как только мы отгорим.
Это как после шторма выбраться из кают
И услышать, найдя спокойствие и уют,
Как тебе голоса хвалебную песнь поют,
А ему – трибьют.

Regrets

23/02/2013 0 15

Я не буду спорить, сорить аргументами или просить «вернись».
Джонни хочет податься вниз и Джонни уходит вниз,
И вокруг него белый дым, бесконечный кайф, долгожданный бриз,
С кем бы он не играл, кого бы там не винил он…
Я уже не спамер, случайный номер, пустой инвиз,
Сердце не сыграет ему винилом:
«Джонни, расскажи мне, как ты неделями ждёшь суббот,
Как зависимости лишают любых свобод.
Как ты верен курящим женщинам без забот,
И каким-нибудь наспех выдуманным обетам.
Как влюбленный в тебя немедленно отгребёт,
Впрочем, я не хочу не об этом.
Расскажи, как ты жил от хором и до похорон,
От побитых коронок до золотых корон,
В голове — эфедрон, в бутылке – карибский ром,
Нескончаемый гром бежит по твоим аллеям.
И кури теперь, пепел стряхивай серебром,
Ухмыляйся, пока рубашка твоя алеет.
Расскажи им, как всякая лучшая жизнь, где ты,
Обретает кресты и траурные цветы,
Где цейтнот, ни одной минуты для пустоты,
Но она внутри тебя, как влитая.
Истребители выпрямляют свои хвосты,
Прямо в душу твою влетая.
Расскажи себе, как мы по ночам не спали бы,
Сколько спели бы, успели бы, кем мы стали бы,
Никаких там: купи коктейли, придумай алиби…
Что там? Dalla bill, клубы, варево, фонари…
Но толкай меня с палубы, хочешь, — толкай меня с палубы
И смотри,
Как фотоальбом постепенно становится моргом,
А ты – стареющим, грустным орком,
И сердце уже не работает так, как орган,
Гоняет по телу не кровь, а боль.
Ты сам себе Педро Лопес и Декстер Морган
И сам превратишься в ноль.»