Билли

30/10/2015 0 13

Билли, вали. Все двери открыты настежь.
После тоски в груди застывает штейн.
Ты соблазняешь всё новых женщин — Das ist Fantastisch
Я до сих пор люблю тебя — Nicht Ferstein.
Билли, как мы друг друга смешно убили:
Тело несовершенно, душа слаба.
Что там: Arrivederci ли, Let it be ли
Или другие какие-нибудь слова?
Славно. Ты создан словно мочить и мучать.
Нам друг для друга больше не стать людьми,
Поэтому, милый мачо, Besame mucho,
Только уже без Love me tender love me…

Пламя

15/01/2015 0 31

А я и не знала, как сильно могу любить: чуть дыша, тайком…
Утро греет чёрным горячим чаем и молоком,
И печаль в душе просыпается, тлеет невидимым угольком,
А ночью летает над спящими мотыльком
И будит, лёгкими крылышками порхая.
Ты не видишь, как я жалею, что ты со мною едва знаком,
Что теперь километры там, где бывало десять шагов пешком,
Что улыбка определяется самым редким твоим звонком,
У которого связь плохая.
Не посмотрим друг другу в спины и слов прощальных не подберём.
Габариты блестят рубинами, звёзды светятся янтарём.
Грейся памятью — краткой, винной, дыши свободой и январём,
Заплетай автострады и магистрали в ленты.
Я привыкла не верить в сказки и возвращенья ценой любой.
Ты в груди моей море Карское навсегда растопил собой,
Но присутствием, как лекарством, лечить не вызовешься — отбой.
Посреди ледяной зимы не наступит лето,
Где слепящее солнце падает в воду к ночи, а на песке
Твоё имя и многоточие, застывающие в тоске.
Я скучаю, но, если хочешь, растаю птицею вдалеке,
Раз уже не узнать, как сладко с тобой проснуться, тебе присниться.
Но я чувствую, будто пламя, на неизведанном языке
Говорит, как могли бы вспыхнуть мы маяками рука в руке.
Словно сто лет лежали в спичечном коробке,
Чтобы чьи-то пальцы позволили нам светиться…