Запах его духов

28/10/2011 1 16

Когда у меня заканчивается лимит,
Терпение и бесчисленные табу,
И снится, как будто он на крыльце дымит
И дует ноктюрн Шопена в свою трубу,
На кедах шнурки завязывает, как швы,
Мешает свой кофе пластиковым ножом…
Мне хочется позвонить ему, но, увы,
У горла слова сворачивает ежом.
Когда я под вечер, чинно домой бредя,
Твержу себе: “Опохмел. Никаких стихов”.
Тут кто-нибудь, обязательно, проходя,
Бросает на ветер запах его духов…
Вот тут-то и остаётся один уикенд,
Шесть будней и всё в игру “напишу – сотру”.
А он у меня в зрачках добивает Кент
И вечно стоит взъерошенный на ветру…

Психолог

20/10/2011 0 14

Они в июне, где-нибудь за границей,
Флиртуют, фотографируют и смеются.
Меня сегодня выпишут из больницы.
Врачи читают, морщатся и сдаются:
“У этой, – говорят вот, – анорексия,
А ту с бинтом на кисти бросают парни…
А ты здорова, милочка. Некрасиво.
Таких как ты бы делать бойцами армий.
Ты пишешь так, что точный диагноз – опыт.
И хватит врать, что плачешь ночами дома.
Навряд ли кто-нибудь на тебя накопит,
Когда и ты назначишь часы приёма”.
Одни врачи не пишут рецептов даже,
Другие – лгут, по сути, одно и то же,
Что нет ещё лекарства того в продаже,
Которое страдания подытожит.
Все те, кто приходил за моим советом,
Не каются, не маются и не бредят,
А я к слепящим окнам бегу с рассветом,
Когда мне снится, будто бы он приедет…
И если я, покоя себя лишая,
Листаю их бесчисленные альбомы,
Меня никто, конечно, не утешает,
Неделями не выходящую из дома.
Душевное – порвут и не зашивают.
Телесное – беспечно бросают в холод.
А эти дуры всё ещё выживают
И думают, что я неплохой психолог.

Мама

01/10/2011 0 15

Мама, научи выживать среди этих больных людей,
Одержимых мобильными, модой и соцсетями.
Сгоряча ни в кого не бросая слова горстями,
Становиться прекрасней, значимей и святей.
Мама, научи удалять ненужные номера,
Пропуская сигналы прошлого автоматом,
Чтобы я – так уже совсем не ругаюсь матом
В монологах кухонных до утра.
Научи попрощавшись не добавлять штрихи,
Не тереть в полшестого еле живые веки
И не думать о том бесчувственном человеке,
О котором я продолжаю писать стихи.
Научи меня хоть чему-нибудь, что могло б
Сделать нас с ним навек диэлектриками друг к другу.
Ты одна ведь всегда поймёшь и протянешь руку,
Там, где все остальные метко стреляют в лоб.
Да, я знаю, что было много обид и бед,
Где разбитое сердце или тоска немая…
Мама, мысленно, я всегда тебя обнимаю,
Как на фото, где тебе тридцать неполных лет…